Депутаты требуют от дипломатов выполнять свои обязанности по защите прав несовершеннолетних подданных Латвии от британской ювенальной юстиции

/ Политика

Vesti.lv, Марина БЛУМЕНТАЛЬ

Депутаты требуют от дипломатов выполнять свои обязанности по защите прав несовершеннолетних подданных Латвии от британской ювенальной юстиции

16 января состоялось заседание комиссии сейма про иностранным делам. Помимо членов комиссии и дипломатического корпуса, на нем присутствовали и те депутаты сейма, которые внешней политикой не занимаются. Уже месяц назад на пленарном заседании сейма рассматривался запрос ряда депутатов о бездействии МИД ЛР в защите прав латвийских детей, находящихся за границей.

Речь шла о детях, изъятых из семей британскими ювенальными службами и переданных в принудительном порядке в английские приемные семьи. По мнению депутатов, позиция МИДа, а также деятельность латвийского посла в Британии Б. Браже в этом вопросе до сих пор были ниже всякой критики. Не получив на тот момент от МИДа и посольства ответов, которые бы их удовлетворяли, 12 депутатов из трех оппозиционных фракций — Ингуна Судраба, Неллия Клейнберга, Юлия Степаненко, Сильвия Шимфа, Варис Круминьш, Мартиньш Шицс, Янис Рукс, Иварс Бриверс, Рихардс Мелгайлис, Юрис Вилюмс, Артур Рубикс и Андрис Морозов — направили премьеру М. Кучинскису запрос «Об уклонении МИДа от обязанностей по защите прав несовершеннолетних латвийских подданных в Объединенном королевстве Великобритании и Северной Ирландии, предусмотренных в нормативных актах». В запросе содержалась просьба оценить деятельность внешнеполитического ведомства, к слову, содержащегося на деньги налогоплательщиков. Премьер ничего рассматривать не стал: запрос был отклонен.

Тридцать три трагедии

Когда речь идет о детях твоей страны, которых за «грехи» родителей — реальные или мнимые, — ювенальные службы другой страны изымают из семей, разлучают с родными и насильно помещают в чужие семьи, а дипломатический корпус твоей страны взирает на это с полным равнодушием — трудно удержаться в рамках юридических документов. Неудивительно, что прения на пленарном заседании сейма 14 декабря 2017 года были невероятно эмоциональными. Неприятие позиции МИДа и посольства Латвии в Великобритании и Северной Ирландии (далее в тексте — Англии) по этому вопросу объединило депутатов из самых разных партий и фракций. Так, выступавшая первой депутат Ингуна Судраба напомнила, что еще в начале 2016 года сейм принял особую декларацию, в которой подчеркнул ответственность государства за защиту интересов несовершеннолетних латвийских подданных, живущих за границей, и что в контексте этого документа действия МИДа и посольства по защите прав латвийских подданных представляются особо «циничными и бессильными».

Эмоциональным было и выступление депутата Артуса Кайминьша, назвавшего ситуацию с изъятием детей из латвийских семей «трагичной»:

— Только в прошлом году из семей, переехавших из Латвии в Великобританию, было изъято 33 ребенка. Вдумайтесь — 33 ребенка оказались разлучены со своими родителями и помещены в совершенно чужие для них условия! И наши дипломаты равнодушно на это смотрят!.. В прошлом году нам с коллегой Юлией Степаненко путем невероятных усилий удалось спасти двух таких детей и вернуть их назад в Латвию, к их родственникам. Но в нынешних условиях это скорее счастливое исключение, чем правило…

А. Кайминьш отметил, что в последнее время заметно улучшил свою работу минюст, активизировав защиту прав латвийских несовершеннолетних подданных. Похвалил депутат и работников латвийских сиротских судов, которые пытаются отстаивать в зарубежных судах права латвийских детей:

— Однако надо понимать: процесс идет на английском, и тут требуется не просто перфектное владение английским, а специфическим — юридическим. Так что у родителей решением суда могут отнять родного ребенка не всегда потому, что они в чем–то виноваты, а еще и потому, что ни они, ни представители сиротского суда из Латвии не могут «соревноваться» с представителями социальных служб Англии в знании местных законов и владении юридическим языком. А наша дипломатическая служба равнодушно отворачивается от этой кровоточащей проблемы!

Ёлочка как приоритет?

Острой критике подвергли депутаты работу конкретно посла Байбы Браже. По их мнению, у нее почему–то находится время для таких исключительно «важных» дел, как, например, участие в кулинарных мероприятиях или украшении елочки с членами латышской диаспоры, — но в то же время к делам действительно важным, касающимся латвийских детей за границей, проявляется крайняя степень незаинтересованности.

— По данным латвийского минюста, в поле зрения социальных служб Великобритании ежегодно попадают 20–25 детей из Латвии; после ряда юридических процедур многие из них насильно изымаются из семей, — сказала депутат Юлия Степаненко. — В прошлом году таких детей оказалось 33!

В прошлые годы, когда послом Латвии в Великобритании был Андрис Тейкманис, сотрудничество латвийских сиротских судов, минюста и дипломатов помогло вернуть родителям многих детей — ведь представители страны, участвуя в судебных процессах, дают понять, что судьба изъятого ребенка волнует не только его семью, но и страну, подданным которой ребенок является. А это многократно повышает шансы на успех!

Однако ситуация кардинально изменилась год назад, когда его на этом посту сменила Байба Браже. Работа посольства по помощи латвийским детям, изъятым из семей, оказалась практически свернута. Более того, г–жа Браже позволила себе осудить родителей отнятых детей, заявив в передаче LNT “900 секунд” 5 октября 2017 года, что детей, на ее взгляд, часто изымают обоснованно, — например, в связи с алкоголизмом родителей. Понятно, что такое заявление не могло пройти незамеченным, в том числе в странах, где дети активно изымаются у наших семей, так что можно ожидать, что при таком «благословении» они еще более рьяно возьмутся за дело.

И при этом посол, отвечая на вопросы журналиста, не смогла даже примерно назвать число детей, которые нуждались в ее помощи! Назвала цифру «4», в то время как реально их было 33… Позже, на встрече с депутатами, представители МИДа пытались оправдать некомпетентность посла: дескать, «цифры не главное, посольство работает на результат». И это — говоря о латвийских детях, изъятых из семей!

Когда захотим — тогда и защитим?

…В конце своей речи Ю. Степаненко упомянула некий документ, принятый МИДом для работы посольства, который освобождает консула от регулярного наблюдения судебных заседаний, за исключением самолично принятого решения в отдельно взятых случаях.

— Там критерий один: подвергается ли ребенок дискриминации, — пояснила депутат. — Но вот конкретный пример из недавней практики: ребенок насильно удерживался в чужой семье, на его теле родители видели синяки, но, как оказалось, это не являлось дискриминацией в понимании посла! Я считаю, что этот документ, по сути, — попытка отмежеваться от командной работы по защите прав несовершеннолетних латвийских подданных. И то, что премьер М. Кучинскис, отклонив наш запрос, поддерживает такую позицию, поистине достойно сожаления…

Защита детей или большой бизнес?

Противовесом критике работы МИДа и посла Б. Браже стала речь депутата Инесе Либини, усмотревшей и в запросе, и в речах депутатов ряд юридических ошибок, а также проявление неприязни к конкретным людям. Так, она напомнила, что возможности МИДа защищать малолетних латвийских подданных весьма ограничена, поскольку учреждениями, которым делегировано право представлять наших людей за границей на судебных процессах, по существу являются минюст и сиротский суд. МИД — лишь посредник, дающий минюсту и сиротским судам информацию, находит юристов — ведь на судебных процессах нужен не дипломат, а именно юрист. Дипломат, конечно, тоже может присутствовать на суде — но лишь в роли наблюдателя, выступать там он не имеет права.

«Проехалась» И. Либиня и по латвийцам, которые «не зная броду, полезли в воду»:

— Представители МИДа неоднократно просили нас, депутатов, больше информировать жителей Латвии о том, как важно соблюдать правила, установленные в другом государстве. В данном случае — не оставлять детей без присмотра, не говоря уже о рукоприкладстве, которое как средство воспитания запрещено в любом цивилизованном государстве. Мы должны внушать своим жителям: не делайте этого ни в Латвии, ни тем более за ее пределами! Того, что время от времени мы видим у нас в Латвии — когда ребенок погибает по вине родителей — пьяниц или наркоманов, и только после этого в обществе поднимается шум, — в других государствах не происходит. Там службы реагируют мгновенно! Может быть, нам, напротив, надо было бы подумать о том, что и здесь нам следует проявлять такую же превентивность и нетерпимость?

Раскритиковала И. Либиня и квалификацию сиротских судов в регионах:

— В Риге персонал достаточно квалифицирован. Но когда запросы поступают в сиротские суды других городов Латвии, ответы оттуда зачастую приходят такие, что суды Англии и Ирландии их попросту не принимают во внимание. Может быть, нужно учредить структуру, которая сможет квалифицированно защищать интересы латвийских детей за границей, выделить средства на обучение таких работников? А параллельно, естественно, вести работу с экс–латвийцами: ведь не менее драматичная ситуация, чем в Великобритании, сложилась и в Скандинавии, где также крайне нетерпимо относятся к любым проявлениям насилия над детьми!

И. Либине возразил А. Кайминьш, пояснив, что под благими лозунгами «защиты детей от произвола родителей» лежит отлично отлаженный бизнес:

— За каждого ребенка, изъятого из родной семьи, приемная семья получает 250 фунтов в неделю. Плюс ей предоставляется скидка по налогам до 10 тысяч фунтов. В каждой приемной семье одновременно находится не менее трех детей — т. е. 750 фунтов в неделю. В среднем они там живут по две недели, затем их передают следующей семье, а позже еще одной. То есть изъятый ребенок меняет за короткий период три (!) семьи. А теперь статистика: в среднем за год из семей изымается 90 латвийских детей, из них 20–25 — только в одной Англии. Я не верю, что родители бросали всех этих детей без присмотра или пребывали в хроническом запое. Это просто отлаженный бизнес — зарабатывать на изъятии детей у родителей, которые не способны защитить свои права, поскольку не знают законов и не владеют английским языком на должном уровне. Между тем эти наши, латвийские, дети, насильственно отнятые у их родителей, оказываются потерянными для нашей страны навсегда, — не говоря уже о пережитой ими личной трагедии!

Ребенок — не средство наказания родителей

Призвала коллег смотреть на происходящее глазами не бюрократов, а прежде всего нормальных людей, и Ю. Степаненко:

— Представим себе, что ребенок заблудился в лесу. На что мы прежде всего направим все силы — на пустопорожние разговоры о плохих родителях, или все–таки на то, чтобы как можно скорее найти ребенка и поместить его туда, где ему будет хорошо и безопасно, и уже потом разбираться, кто и в чем был виноват?

Для ребенка изъятие его из родной семьи и помещение в чужую, к людям, говорящим на чужом языке, другой культуры и ментальности, — это стресс не меньший, чем заблудиться в дремучем лесу. Поэтому, если даже его нахождение в семье по каким–то причинам не отвечает его интересам, отправлять его нужно не к чужим людям, а искать его родных, способных о нем позаботиться: бабушек–дедушек, других родственников. Это и делают наши сиротские суды, — но, к сожалению, сегодня им приходится рассчитывать лишь на собственные силы. Как мы уже слышали, английские суды с подачи ювенальных служб, игнорируя и наши государственные структуры, и реальных родственников ребенка, отправляют его к чужим людям. По сути, ребенок используется как средство наказания родителей: неправильно обращался — у тебя его забирают.

Но ребенок — живой! Остро чувствующий, беззащитный, страдающий… Каково ему в приемных семьях? Что он при этом переживает?

Хочу еще раз подчеркнуть: мы не за то, чтобы автоматически оправдывать всех родителей, у которых изъяли детей. Но мы хотим иметь возможность самим оценить, где нашему, латвийскому, ребенку будет лучше! И что бы ни случилось в его семье, — чтобы он продолжал расти среди родных людей — у бабушки, тети, сестры, крестной и т. д. И лишь потом разбираться с родителями — кто и в чем был виноват. В этом — принципиальное отличие нашей позиции от позиции посольства и МИДа, которые считают, что раз уж родители провинились — значит, поделом им! Скажите, кто будет уважать страну, которая демонстрирует такое отношение к своим подданным?

Где буклеты, МИД?

Озвучили депутаты еще один вопрос: ответ на него, кстати, никак не могли получить у главы МИДа Э. Ринкевича… Речь идет о судьбе информационных буклетов, на которые МИДу были выделены деньги еще два года назад: из него уезжающие могли бы хоть что–то узнать о порядках в стране, в которую едут. На пленарном заседании ответить оказалось некому, поэтому вопрос о буклетах в очередной раз был задан на Комиссии сейма по иностранным делам, куда депутаты пригласили также посла Байбу Браже.

— Нам выделили 45 минут, и большая часть времени была потрачена на информацию, которая не относилась к сути проблемы, — позже поделилась впечатлениями о встрече Ю. Степаненко. — К сожалению, ни от посла Байбы Браже, ни от представителей МИДа мы не узнали главного: что КОНКРЕТНО делается для защиты прав несовершеннолетних латвийских подданных? Сколько семинаров для семей было проведено? Сколько людей в них участвовало?

Не удалось внести ясность и по поводу участия нашего посольства в судебных заседаниях. Так, по информации посольства, в 2016 и 2017 годах его представители участвовали в общей сложности в пяти судебных заседаниях, в то время как все эти заседания относятся ко времени, когда Латвию в Англии представлял предыдущий посол — А. Тейкманис… Не сообщили нам и о том, сколько раз и по каким причинам латвийцам посольство в помощи отказывало.

И, конечно, крайне печально, что посол Б. Браже на нашей встрече никак не прокомментировала свои негативные высказывания о попавших в беду латвийских семьях и не собирается их отзывать. И что посольство и МИД не намерены отказываться от своего «ноу–хау» — участвовать в судах лишь в исключительных случаях, на усмотрение посла. Очень надеюсь, что на рассмотрении поправок к Закону о Консульском регламенте, которое состоится уже скоро, депутаты сейма не согласятся одобрить такую политику.

 

Марина БЛУМЕНТАЛЬ.

Поделиться