Латвия получает бомбу замедленного действия

/ Отражение

Юлия Степаненко: соглашение между ЕС и Канадой СЕТА не зря называют «троянским конем США».

Латвия получает бомбу замедленного действия

В воскресенье Европейский союз и Канада заключили в Брюсселе соглашение о зоне свободной торговли (СЕТА), которое предусматривает отмену 99% таможенных пошлин. Свои подписи под документом поставили премьер-министр Канады Джастин Трюдо, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, председатель Европейского совета Дональд Туск. На пресс-конференции Дональд Туск выразил надежду, что это соглашение станет прототипом других, в том числе и с США, против которого выступают многие европейцы, а эксперты окрестили его «троянским конем США».

Подписание соглашения должно было состояться раньше, но было блокировано парламентом Валлонии – франкоязычного региона Бельгии, который снял свои возражения в минувший четверг. Депутат Сейма и член комиссии по европейским делам Юлия Степаненко убеждена, что торговый договор со Страной кленового листа несет в себе большую опасность для жителей и экономики Латвии. Жителей накормят дешевой ГМО-продукцией, а наднациональным корпорациям будет позволено поставить на колени любое государство ЕС. О механизмах действия СЕТА депутат рассказала «МК-Латвии».

TTIP – соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве между ЕС и США. Оно предусматривает практически полную отмену таможенных пошлин, а также максимальную ликвидацию административных барьеров. В случае подписания договора образовалась бы самая крупная в мире зона свободной торговли, объединив 60% мировой экономики и 850 млн. потребителей. Плюсы – снижение потребительских цен, рост экономики стран-участниц, создание новых рабочих мест. Минусы – секретность при разработке документа, снижение стандартов качества, исчезновение традиционных географических брендов, давление на малый и средний бизнес.

Втайне на благо общества

– Переговоры о Всеобъемлющем экономическом и торговом соглашении между Европейским союзом и Канадой (CETA) завершились, как сообщает латвийский МИД, 3 октября 2013 года. Почему о таком событии активно заговорили осенью этого года?

– Все это время, как рассказывают представители МИДа, – министерства, ответственного за продвижение таких торговых договоров, как TTIP и СЕТА, шло согласование, юридическая шлифовка пунктов договора. Лично у меня создалось впечатление, что соглашение с Канадой в свое время просто поставили на паузу, положили в стол и взялись продвигать похожее соглашение с США, известное как TTIP. Переговоры по нему все еще продолжаются в секретном режиме, так же, как это происходило в свое время с СЕТА. Только у депутатов и работников министерств, подписавшихся о неразглашении под страхом уголовной ответственности, под непосредственным наблюдением работника МИДа, есть возможность в специальном помещении прочитать страницы протокола.

Для кого они секретные? Для общества, а не для корпоративных юристов и акционеров, в пользу которых ведутся переговоры. Не секрет, тональность переговоров сменилась, появились нотки раздражения и нежелание идти друг другу навстречу. Сейчас переговоры по TTIP зашли в тупик, и ряд европейских чиновников признал их провальными. И тогда на свет появляется пылящийся два года на полке договор с Канадой – СЕТА.

– С 26 сентября 2014 года соглашение CETA было публично доступно, а с 29 февраля этого года опубликована юридически согласованная редакция соглашения. У депутатов, социальных партнеров была возможность спокойно ознакомиться с договором. Что с ним не так?

– Несмотря на то, что в 2012 году Кабинет министров утвердил, а комиссия Сейма по европейским делам рассмотрела информационные сообщения, в которых выражалась поддержка продолжению переговоров, начавшихся, напомню, в 2009 году, в 12-м Сейме не прошло ни одной дискуссии, ни одного заседания, посвященному СЕТА. Не участвовали в них и социальные партнеры – профсоюзы, ассоциации, федерации. Их мнение, по-моему, никого не интересовало. За три дня до голосования в комиссии по европейским делам, 10 октября, представители МИДа по моей просьбе пришли в Сейм и провели короткую презентацию СЕТА. О договоре нет ни слова в правительственной декларации премьера Мариса Кучинскиса. А между тем в европейских странах все происходило наоборот. Например, в сентябре этого года в парламентах Литвы, Голландии, Германии, Франции, Бельгии создавались рабочие группы, которые проводили обсуждения, пытаясь понять, улучшить, изменить. Даже маленькая Словения билась за поправку о защите водных ресурсов. Думаю, у нас ратифицировать договор предполагалось по-тихому, без лишнего шума и пыли, как говорили в одном известном кино. Я даже не уверена, все ли депутаты его прочитали. В соглашении более 1600 страниц сложного юридического текста, множество ссылок на действующие документы. Чтобы понимать его, необходимо изрядное терпение, компетенция, способность понять и оценить риски.

– Какой-то «заговор молчания» получается. В чем причина?

– В нежелании наших политиков брать на себя политическую ответственность, в отличие от своих коллег в ЕС, которые не побоялись вступить в дискуссии с противниками соглашения, попытаться их убедить, добиться народной поддержки возможно непопулярного решения в будущем. Наши слуги народа молча поддерживали соглашение с Канадой до тех пор, пока не произошла осечка с Валлонией, Брюссельским столичным и Фламандским регионами. Они посчитали, что в проекте договора недостаточно ясно оговорены вопросы защиты рынка труда, а также экологические и потребительские стандарты. Самое главное требование Валлонии – договор не может ставить под угрозу суверенитет страны, механизм защиты инвестора – арбитражные VIP-трибуналы должны исчезнуть из договора. Министр экономики Арвил Ашераденс, комментируя договор, сказал, что выгода для Латвии если и будет, то минимальная. У нас с Канадой совсем небольшой торговый оборот. Потому СЕТА довольно трудно преподнести обществу в выгодном свете. Рассказывать о создании новых рабочих мест или как наших бизнесменов и работников уже ждут в Канаде с распростертыми объятиями? Тем более, как я уже упоминала, СЕТА лишь промежуточное звено к более жесткому договору с США.

Газета «МК-Латвия» Член правления Крестьянского сейма Эдите Страздиня:

– Соглашение содержит немало рисков – снижение контроля за качеством импортируемой сельхозпродукции и животноводства. Там используют препараты, запрещенные на территории Евросоюза – различные антибиотики, хлор, в большом объеме, чем у нас, пестициды в овощах. Квоты, например, на мясо установлены на весь ЕС и что мешает странам Старой Европы «сбросить» дешевое мясо к нам. Это самое главное. Потребитель голосует кошельком, что может привести к банкротству ряда наших крестьянских хозяйств. Мы не против договора, но должна быть защита внутреннего рынка.

Троянский конь, везущий ГМО

– Может, и нет и предмета для разговора и договор актуален для стран Западной Европы?

– СЕТА коснется каждого жителя нашей страны. Не зря его называют «младшим братом TTIP» и «троянским конем США». В 1994 году вступило в силу Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA), подписанное Мексикой, США и Канадой, что стало ответом на интеграционные процессы в Европе и Азии. И если США не удалось снести таможенные и тарифные барьеры с ЕС, то американские компании и глобальные корпорации сделают это через СЕТА. Я даже допускаю, что необходимость в TTIP отпадет. Посудите сами, канадский договор предусматривает отмену 99% таможенных тарифов, уменьшение бюрократических барьеров в торговле, дополнительные проверки, произойдет взаимное признание технических стандартов.

– А разве это плохо? Глава МИДа Эдгар Ринкевич сообщил, что например, ввозную пошлину 6,5% на декоративную косметику из ЕС в Канаде отменят, на картофельный крахмал 10,5% тоже. Правда, не сразу, постепенно, но зато с началом временного применения соглашения. Какой бизнесмен откажется сэкономить на таможенных расходах?

– На Североамериканский рынок побегут, расталкивая локтями соседей, французские, немецкие, итальянские компании. Огромная конкуренция за океаном и имеющиеся производственные мощности латвийских предприятий тягаться с европейскими гигантами не позволят. Опять же, в обратном направлении хлынет канадская продукция. В том числе из отрасли сельского хозяйства, а канадские компании будут участвовать в госзакупках.

– Известно, ЕС не откроет свой рынок для мяса кур, индейки, яиц и яйцепродуктов, на говядину и свинину уже определены квоты по 45,8 тыс. тонн и свинину 75 тыс. тонн, а для пшеницы действует ограничение на семилетний период в размере 100 тыс. тонн.

– Несмотря на квоты, ввоз свинины возрастет в 16 раз по сравнению с текущими объемами. В то же время испанская свинина вытесняет с прилавков нашу. И кто защитит наших фермеров от заокеанского демпинга? Правительство?

– По мнению нашего омбудсмена, риску бедности в Латвии подвержено более 600 000 человек. Разве они не обрадуются более дешевому мясу? К тому же не факт, что оно будет дешевле европейского. Путь-то далекий.

– Если сейчас европейские мясные рынки защищены тарифами на ввоз, что делает импортную, в том числе канадскую свинину непривлекательной по цене для европейского потребителя, то после отмены тарифов ситуация может измениться. Цена на канадское мясо, даже во время обвала цен в Европе в 2014 году, «дома» оказалась дешевле европейской на 25%, отчасти потому, что оплата труда канадских животноводов на 15–35% ниже, чем их коллег в Европе. Смогут ли канадские животноводы удержаться от соблазна «накачивать» мясо гормоном рактопамином, когда «откроются двери» в Европу? Как выживут в этой гонке маленькие фермы?

Думаю, защитники договора лукавят, обещая, что стандарты на качество продуктов питания не понизятся и нам не следует опасаться гормонального мяса и генно-модифицированных продуктов. На самом деле нет ничего невозможного и обо всем можно со временем договориться: пункт 25 в СЕТА говорит о сотрудничестве сторон в области биоинженерии и дальнейшем диалоге по постепенному расширению спектра продуктов. Уже сейчас Канада свободнее, чем Европа применяет ГМО в сельском хозяйстве, являясь пятым по величине производителем генно-модифицированной пшеницы. Уже 90% всего канадского рапса являются генно-модифицированными растениями и канадский мед уже не может называться свободным от ГМО. Договор СЕТА даст возможность расширить двусторонний диалог Канады и ЕС, начатый уже в 2009 году – обе стороны намерены «шагать в ногу со временем» и продолжать работу над отменой барьеров для продуктов биотехнологий – так что, скорее всего, новые ГМО-продукты в Европе лишь вопрос времени. Причем большую опасность я вижу в сфере госзакупок сырья для производства продуктов питания. Боюсь, мы не будем знать, что едят наши дети в школах и детских садах.

Третейский суд на страже интересов корпораций

– Вы считаете, соглашение угрожает нашему крестьянству, а заодно и нам, потребителям? Например, Латвия оставляет за собой ограничения в отношении покупки земель сельскохозяйственного назначения…

– Вопрос в том, кто на ней останется работать, выращивать. Победит сильнейший, тот, у кого самый дешевый продукт, а каким образом он получен, уже станет не важно, как и воздействие на здоровье. Фактически СЕТА – власть корпораций и утоление корпоративной жажды. Возможность зайти в страну, установить свои правила, приходить в «чужой монастырь со своим уставом».

– Следует отдать должное, наши политики умеют проявить удивительную изворотливость в плане саботажа некоторых рекомендаций ЕС…

– Помните историю 2006 года, когда в латвийских школах запретили продавать кока-колу? За напиток заступилась Мадлен Олбрайт, написав письмо президенту Вайре Вике-Фрейберге. Так вот, после вступления в силу соглашения с Канадой страны теряют часть своего суверенитета, поскольку в СЕТА предусмотрен механизм защиты интересов инвестора или корпорации в споре с государством в третейском суде. Это особенный суд, VIP-орган, созданный специально для этого договора и комфорта инвесторов. Если государство принимает закон, мешающий корпорации получать планируемую прибыль, она не будет тратить время в существующих судах, а «без очереди» сможет «поставить на место» законодателя. К слову, Канада уже изрядно пострадала от такого механизма и прекрасно понимает, что такое «регулирование с оглядкой» на потенциальное судопроизводство. Договор свободной торговли NAFTA между Канадой, США и Мексикой 37 раз ставил Канаду перед арбитражным судом и ни разу Канада не выигрывала, а наоборот – все больше продолжает поддаваться жадным требованиям корпораций, жертвуя нормами охраны среды и защитой здоровья своих жителей. Действуй такая норма в 2006 году, как поступила бы Coca-Cola? Скорее всего, защищая свои интересы, обратилась бы в такой третейский (арбитражный) суд, включив в иск как минимум убытки и недополученную прибыль и не известно, чем бы закончилось дело, учитывая, что Латвия не раз проигрывала в международных судах. А как свои интересы наше государство сможет отстоять в такой специфической структуре, причем не имеющей территориальной привязки? Придется все время оглядываться назад, не обидим ли мы какого-нибудь инвестора или корпорацию, повышая, например, минимальную зарплату, тем самым увеличивая расходы коммерческой структуры?

– Нечто подобное произошло два года назад, когда шведский энергетический концерн Vattenfall подал иск против правительства ФРГ в арбитражный суд Всемирного банка в связи с предполагаемым нарушением правил по защите инвестиций. Тогда сумма иска составила 4,7 млрд. евро, и все из-за приостановки АЭС концерна.

– Да, в некотором роде можно привести этот пример. С одной стороны, приход инвесторов – благо. Это рабочие места. Но приход инвестора «со своим судом под мышкой» дает ему право устанавливать правила игры – зарплату, условия труда, словом, право делать так, как ему выгодно в любой сфере. Кстати, профсоюзы не только в ЕС, но и Канаде обратились к своему правительству с призывом пересмотреть соглашение и убрать механизм такой защиты инвесторов. Они опасаются снижения стандартов и условий труда, социальных гарантий. А без возможности таким образом защищать свои интересы крупным корпорациям уже не интересно. Риски потерять деньги возрастают. Так что механизм защиты инвестора – ключевой вопрос!

– Когда считается, что страна проголосовала «за»? Кому делегированы такие полномочия?

– В Брюсселе 30 октября состоялся саммит ЕС – Канада, договор подписали. От Латвии свою подпись поставила посол нашей страны в Евросоюзе Санита Павлюта-Десландес. Механизм утверждения договора позволяет некоторым параграфам уже начинать работать. В полную силу СЕТА вступит уже после ратификации парламентами стран – участниц ЕС или сначала региональными парламентами, а затем федеральным правительством, если это предусмотрено законодательством конкретной страны, как, например, в Бельгии. У нас законопроект о ратификации СЕТА уже подготовлен и лежит в Кабмине. Думаю, у нас все пройдет гладко и тихо и к концу 2016 года Латвии придется торговать по правилам Всеобъемлющего экономического и торгового соглашения.

Олег КОЖИН, газета «МК-Латвия», 03 Ноябрь 2016

Поделиться